Представляем интересы
доверителей во всех судах
и во всех регионах России!
Защита своих интересов — это
ваше конституционное право ...
8 (495) 748-94-22
Звоните ежедневно с 8.00 до 23.00
Наш офис в Москве ››  м Сухаревская
  Записаться на консультацию  Вызвать юриста  Задать вопрос  Заказать обратный звонок

Неосновательные претензии на земельный участок

Категория: Земля
Просмотров: 9298
Неосновательные претензии на земельный участок

В Чеховский городской суд Московской области обратился Комитет лесного хозяйства Московской области с исковым заявлением к П., С. о признании незаконным Постановления Главы Чеховского муниципального района Московской области, признании недействительной сделки купли-продажи земельного участка, признании права собственности отсутствующим, признании постановки земельного участка на кадастровый учет недействительной, снятии земельного участка с кадастрового учета, признании записи в ЕГРП недействительной, истребовании земельного участка из чужого незаконного владения.

Исковые требования были обоснованы следующим.

В ходе проведения мероприятий по федеральному государственному лесному надзору лесником Подольского филиала ГКУ МО «Мособллес» был выявлен факт размещения огороженного земельного участка, принадлежащего П., на земельном участке, относящемся к землям лесного фонда.

П. в ходе судебного рассмотрения иска представил документы, из которых следовало, что спорный земельный участок был приобретен им законно у С. по договору купли-продажи, согласно которого весь участок расположен на землях поселений и предназначен для личного подсобного хозяйства. В свою очередь С. купил указанный земельный участок согласно договора купли-продажи у Р., которому тот был предоставлен на основании Постановления Главы Чеховского муниципального района Московской области «О предоставлении в собственность земельных участков гражданам на территории Чеховского муниципального района из земель поселений».

Комитет лесного хозяйства Московской области считал, что при первичном выделении земли органом местного самоуправления были превышены полномочия и распределена земля лесного фонда, в силу чего постановление органа местного самоуправления и сделка об отчуждении земельного участка являются ничтожными. Представитель истца пояснил, что спорный земельный участок входит в состав земель лесного фонда, является кварталом 41 выдела 7 Подольского сельского участкового лесничества Чеховского района и принадлежит к землям лесного фонда, что подтверждается лесоустроительной документацией –таксационным описанием земельного участка и лесоустроительным планшетом квартала № 41 выдела № 7 Подольского сельского участкового лесничества с пространственным размещением границ земель лесного фонда, заключением филиала ФГУП «Рослесинфорг» «Мослеспроект» и находится в федеральной собственности в силу ст. 8 Лесного кодекса РФ от 4 декабря 2006 года, а также согласно планово-картографического материала лесоустройства Подольского сельского участкового лесничества.

При таких обстоятельствах истец полагал, что постановка на кадастровый учет земельного участка была произведена в нарушение п. 2, п. 8 части 1 ст. 22, части 3 ст. 26, части 1 ст. 39, части 1 и 2 ст. 45 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости».

Комитет лесного хозяйства Московской области считал, что границы земельного участка П. в соответствии с требованием земельного законодательства в установленном порядке не были утверждены и не были согласованы с истцом, как того требует Земельный кодекс РФ, вследствие чего земельный участок, принадлежащий П., накладывается на земли лесного фонда, квартал № 41 Подольского сельского участкового лесничества Подольского лесничества ФГУ «Мособллес» Управления лесного хозяйства по Московской области и г. Москва.

П., возражая против заявленных исковых требований, помимо ссылок на то, что спорный земельный участок был законно приобретен у С., указывал на то, что из представленных истцом документов не следует, что спорный земельный участок действительно находится в составе земель лесного фонда, поскольку, согласно представленного истцом чертежа-схемы участка в квартале № 41 выдел № 7, составленным Подольским сельским участковым лесничеством по Чеховскому району Подольского филиала ФГУ «Мособллес», земельный участок П. находится за пределами земель лесного фонда. Кроме того, государственный кадастровый учет лесного участка не осуществлялся, его границы с владельцами смежных земельных участков не согласовывались. Согласно ст. 69 Лесного кодекса РФ при проектировании лесных участков осуществляется подготовка проектной документации о местоположении, границах, площади и об иных количественных и качественных характеристиках лесных участков. Местоположение, границы и площадь лесных участков определяются соответственно по лесным кварталам и (или) лесотаксационным выделам, их границам и площади. Между тем, земельный участок первоначально был предоставлен из земель населенных пунктов на основании Постановления Главы Чеховского муниципального района Московской области «О предоставлении в собственность земельных участков гражданам на территории Чеховского муниципального района из земель поселений».

Из изложенного с очевидностью, вытекало, что нет никаких оснований и доказательств, что на момент оформления права собственности Российской Федерации на земельный участок лесного фонда и проведения лесоустройства земельный участок П. относился к землям лесного фонда. Государственный кадастровый кадастр лесного участка не осуществлялся, его границы с владельцами смежных земельных участков не согласовывались. Таким образом, П. полагал, что следует считать недоказанным обстоятельство принадлежности спорного земельного участка к землям лесного фонда.

Помимо этого истцом был пропущен срок исковой давности, так как более трех лет П. пользовался земельным участком, огородил его, никакие межевые знаки в его границах не устанавливались, так же как и отсутствовали претензии со стороны лесников и истца по вопросу использования земли.

Суд отклонил заявленные исковые требования по следующим основаниям.

Согласно ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

Судом было установлено, что П. на основании договора купли-продажи является собственником земельного участка площадью 2 500 кв. м. для ведения личного подсобного хозяйства, категория земель «земли поселений». Указанный земельный участок был поставлен на государственный кадастровый учет.

Первоначальному собственнику спорного земельного участка он был передан в собственность на основании постановления Главы Чеховского муниципального района Московской области.

При осуществлении сделки купли-продажи земельного участка было произведено межевание земельного участка, с определением границ на местности и площади земельного участка, что подтверждается копией кадастрового дела.

Согласно акта осмотра территории лесного участка, в ходе проведения лесоохранных мероприятий выдела 7 Подольского сельского участкового лесничества Чеховского района лесничим единолично был выявлен факт незаконного использования лесного участка на площади 0,25 га, который имеет ограждение из металлического листа, препятствующий доступу на лесные участки, на огражденной территории имеются строения бытового назначения. Данный земельный участок находится в собственности ответчика П.

Согласно ст. 8 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса РФ» от 04.12.2006 г. № 201, на землях лесного фонда запрещаются размещение садоводческих огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан, предоставление лесных участков гражданам для ведения дачного хозяйства, садоводства, огородничества, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Лесного кодекса РФ лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности.

Согласно п. 1 Положения об управлении лесного хозяйства по Московской области и г. Москва истец является территориальным органом Федерального агентства лесного хозяйства, осуществляющим функции по реализации государственной политики, оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере лесного хозяйства.

Согласно ст. 6 Лесного кодекса РФ границы земель лесного фонда и границы земель иных категорий, на которых располагаются леса, определяются в соответствии с земельным законодательством, лесным законодательством и законодательством о градостроительной деятельности.

В соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ ограничиваются в обороте находящиеся в государственной собственности земельные участки из состава земель лесного фонда.

В соответствии со ст. 13 Гражданского кодекса Российской Федерации ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В соответствии с ч. 1 ст. 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

Согласно ст. 255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Из данных норм следует, что для признания незаконными действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, а также их ненормативных актов требуется наличие в совокупности двух условий, а именно: несоответствие обжалуемых действий (актов) закону и нарушение ими прав и законных интересов заявителя.

Материалами дела установлено, что П. на основании договора купли-продажи земельного участка является его собственником. Постановлением главы администрации Чеховского муниципального района Московской области указанный участок был передан в собственность С. для ведения личного подсобного хозяйства.

Оспаривая названное постановление, истец ссылался на то, что спорный земельный участок принадлежит к землям лесного фонда.

Из материалов дела следует, что согласно п. 14 Постановления Главы администрации Чеховского муниципального района Московской области земельный участок из земель поселений участок площадью 0,25 га был передан в собственность С. по фактическому пользованию для ведения личного подсобного хозяйства.

Основанием для вынесения постановления послужило личное заявление С. в администрацию Чеховского муниципального района Московской области о предоставлении ему в собственность земельного участка для ведения личного подсобного хозяйства.

Учитывая вышеизложенное, а также положения Земельного кодекса РФ, суд пришел к выводу, что оспариваемое Постановление Главы администрации Чеховского муниципального района о предоставлении С. земельного участка площадью 2500 кв. м для ведения личного подсобного хозяйства принято в соответствии с законом и прав и законных интересов истца не нарушает.

Ответчик П. на законных основаниях приобрел у С. по договору купли-продажи земельный участок в собственность, в границах, которые не изменялись С. При постановке земельного участка на кадастровый учет с присвоением земельному участку соответствующего кадастрового номера нарушений допущено не было, так как в соответствии со ст. 19 Федерального закона от 02.01.2000 г. № 28-ФЗ для проведения государственного кадастрового учета земельных участков заинтересованные правообладатели земельных участков подают в органы, осуществляющие деятельность по ведению государственного земельного кадастра, заявки, правоустанавливающие документы на земельные участки и документы о межевании земельных участков. Обременений спорного земельного участка как при постановке на кадастровый учет, так и при рассмотрении спора в суде, правами третьих лиц не имелось.

Таким образом, сделка по купле-продаже земельного участка соответствует требованиям закона, в связи с чем не может быть признана недействительной.

Также истец просил признать отсутствующим зарегистрированное за П. право собственности на земельный участок площадью 2500 кв. м.

Согласно разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (пункт 52).

В связи с тем, что в ходе рассмотрения дела не нашли своего подтверждения основания, заявленные истцом для признания отсутствующим зарегистрированного за П. права собственности на спорный земельный участок, и с учетом того, что право собственности на спорный земельный участок зарегистрировано за П. в установленном законом порядке, что подтверждается копиями правоустанавливающих документов, предоставленных Управлением Росреестра по Московской области по запросу суда, то при таких обстоятельствах отсутствовали правовые основания для удовлетворения требований истца, исходя из их предмета и основания.

Кроме того, Комитет лесного хозяйства Московской области просил признать неправомерной постановку на кадастровый учет спорного земельного участка.

Поскольку постановка на кадастровый учет земельного участка проводилась в целях оформления в установленном законом порядке прав собственника на земельный участок, и он пользуется данным земельным участком в установленном кадастровым планом границах, оснований для удовлетворения и этих исковых требований истца не имеется в полном объеме.

Суд установил, что П. использует свой земельный участок как собственник, доказательств нарушения прав истца не имеется, доводы искового заявления носят надуманный характер, не основаны на действующем законодательстве, и вытекают из неправильного толкования норм действующего законодательства.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Документов, подтверждающих право собственности истца на земли лесного фонда, а так же доказательств нарушения прав истца со стороны ответчика П., суду не представлено.

Вместе с тем, судом установлено, что земельный участок, принадлежащий ответчику П., расположен на землях населенных пунктов, изъятие земельных участков лесного фонда не производилось, так же как и из представленных истцом документов не следует, что спорный земельный участок действительно находится в составе земель лесного фонда, поскольку из представленных правоустанавливающих и правоподтверждающих документов, из сведений ГКН следует, что земельный участок весь находится на землях поселений, единоличный акт лесника не является бесспорным доказательством, так как не является допустимым доказательством подтверждающим наложение границ участков, а чертеж-схема участка в квартале № 41 выдел № 7, составленный Подольским сельским участковым лесничеством по Чеховскому району Подольского филиала ФГУ «Мособллес», свидетельствует, что земельный участок П. находится за пределами земель лесного фонда.

Также суд пришел к выводу, что лесоустроительные планшеты и иная лесоустроительная документация не являются доказательствами нахождения спорного земельного участка в составе лесного фонда, поскольку согласно ч. 1 ст. 14 «О введении в действие Лесного кодекса РФ» от 04.12.2006г. № 201-ФЗ данные документы используются для охраны и защиты и воспроизведения лесов, кроме того истец не представил в суд утверждения указанных документов в установленном законом порядке.

Согласно статье 2 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Как следует из смысла Определения Конституционного суда РФ от 5 июля 2001 г. № 154-О государственная регистрация – как формальное условие обеспечения государственной, в том числе судебной защиты прав лица, возникающих из гражданских правоотношений, объектом которых является недвижимое имущество, – призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов. Тем самым государственная регистрация создает гарантии надлежащего выполнения сторонами обязательств и, следовательно, способствует упрочению и стабильности гражданского оборота в целом. Она не затрагивает самого содержания указанного гражданского права, не ограничивает свободу договоров, юридическое равенство сторон, автономию их воли и имущественную самостоятельность и потому не может рассматриваться как недопустимое произвольное вмешательство государства в частные дела или ограничение прав человека и гражданина, в том числе, гарантированных Конституцией Российской Федерации права владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, находящимся у лица на законных основаниях, а также свободы экономической деятельности.

В части 4 пункта 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 г. № 10/22 указано, что в случаях, когда запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

То есть такой способ защиты возможен по спорам о праве на недвижимое имущество тогда, когда право истца не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

В соответствии со статьей 3 Лесного кодекса Российской Федерации, лесное законодательство регулирует лесные отношения, имущественные отношения, связанные с оборотом лесных участков и лесных насаждений, регулируются гражданским законодательством, а также Земельным кодексом Российской Федерации, если иное не установлено настоящим Кодексом, другими федеральными законами.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ (ред. от 27 декабря 2009 года) "О государственном кадастре недвижимости" местоположение границ земельных участков подлежит в установленном данным Федеральным законом порядке обязательному согласованию с лицами, указанными в части 3 указанной статьи, в случае, если в результате кадастровых работ уточнено местоположение границ земельного участка, в отношении которого выполнялись соответствующие кадастровые работы, или уточнено местоположение границ смежных с ним земельных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости.

Согласно частью 4 статьи 40 указанного Закона, если местоположение соответствующих границ земельных участков не согласовано заинтересованным лицом или его представителем и такое лицо или его представитель представили в письменной форме возражения относительно данного согласования с обоснованием отказа в нем, в акт согласования местоположения границ вносятся записи о содержании указанных возражений. Представленные в письменной форме возражения прилагаются к межевому плану и являются его неотъемлемой частью.

Согласно части 3 статьи 4.1 Федерального закона от 04.12.2006 г. № 201-ФЗ "О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации", государственный учет лесных участков в составе земель лесного фонда включает в себя действия органов государственной власти в пределах их полномочий, определенных в соответствии со ст. ст. 81 - 83 Лесного кодекса Российской Федерации, по внесению в государственный лесной реестр сведений, подтверждающих существование таких земельных участков с характеристиками, соответствующими ч. 1 ст. 69 Лесного кодекса Российской Федерации. Указанные сведения в графической и текстовой форме воспроизводятся в плане лесного участка, который заверяется органом государственной власти, осуществляющим ведение государственного лесного реестра.

Согласно статье 69 Лесного кодекса Российской Федерации, при проектировании лесных участков осуществляется подготовка проектной документации о местоположении, границах, площади и об иных количественных и качественных характеристиках лесных участков. Местоположение, границы и площадь лесных участков определяются соответственно по лесным кварталам и (или) лесотаксационным выделам, их границам и площади.

Судом было установлено, что спорный земельный участок был предоставлен из земель населенных пунктов на основании постановления Главы Чеховского муниципального района Московской области.

Судом был сделан вывод, что Российская Федерация является собственником лесного участка, категория земель – земли лесного фонда, общей площадью 4094 га, в том числе квартал № 41, выдел № 7, о чем Федеральной регистрационной службы по Московской области выдано свидетельство о государственной регистрации права на основании части 1 статьи 8 Лесного кодекса Российской Федерации.

Лесоустройство данного участка проводилось позднее оформления права собственности П. на спорный земельный участок, что подтверждается содержащимся в материалах дела таксационным описанием. Право собственности Российской Федерации также было зарегистрировано позднее, государственный кадастровый учет лесного участка не осуществлялся, его границы с владельцами смежных земельных участков не согласовывались.

Доказательства проведения лесоустройства до оформления права собственности П. на спорный земельный участок в материалах дела отсутствуют, суду не представлены.

Также Комитет лесного хозяйства Московской области просил считать недействительной запись государственного кадастра недвижимости на земельный участок, принадлежащий П., а также считать недействительной запись ЕГРП на указанный земельный участок ввиду ничтожной сделки – договора купли продажи спорного земельного участка.

Согласно статье 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее – Федеральный закон от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

При этом оспаривание зарегистрированного прав на недвижимое имущество может происходить лишь с использованием установленных гражданским законодательством способов защиты, применяемых с учетом характера и последствий соответствующего правонарушения.

Поскольку ГК РФ, Федеральным законом от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ, а также иными законами не предусмотрен такой способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права, суд пришел к выводу о том, что истцом неверно избран способ судебной защиты, в связи с чем отказал Комитету лесного хозяйства Московской области в удовлетворении требований о признании недействительными записи государственного кадастра недвижимости на земельный участок П., а также записи ЕГРП на спорный земельный участок. Данная правовая позиция соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.04.2009 г. № 15148/08.

Заявляя исковые требования об истребовании из незаконного владения П. земельного участка, относящегося к землям лесного фонда, истец в судебном заседании указал на то, что П. должен освободить его.

Поскольку в ходе судебного разбирательства судом было установлено, что П. на законных основаниях приобрел по договору купли-продажи земельный участок в собственность, в границах установленных первым собственником земельного участка, которые не изменялись ответчиком П., что подтверждалось представленными доказательствами в их совокупности и не отрицалось истцом, постольку в удовлетворении и этих требований судом также было отказано.

При постановке земельного участка первым собственником на кадастровый учет с присвоением земельному участку соответствующего кадастрового номера нарушений допущено не было, так как в соответствии со ст. 19 Федерального закона от 02.01.2000 №28-ФЗ для проведения государственного кадастрового учета земельных участков заинтересованные правообладатели земельных участков подают в органы, осуществляющие деятельность по ведению государственного земельного кадастра, заявки, правоустанавливающие документы на земельные участки и документы о межевании земельных участков. Обременений указанного земельного участка как при постановке на кадастровый учет, так и при рассмотрении спора в суде, правами третьих лиц не имелось, что подтверждается представленными материалами, в том числе и сведениями о постановки земельного участка на кадастровый учет и не было опровергнуто истцом.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Обосновывая свои доводы, истец не представил суду ни одного доказательства того, что нарушаются права истца.

Вместе с тем судом было установлено, что земельный участок, принадлежащий П., расположен в населенном пункте, на землях поселений, изъятия земельных участков лесного фонда не производилось, так же как и не имеется документов, подтверждающих границы земель лесного фонда в квартале 41 Подольского участкового лесничества и их наложение с границами д. Мальцы Чеховского муниципального района Московской области. Из фрагмента дежурной карты также не следует нахождение земельного участка в границах земель лесного фонда, так же как и иных прилегающих земельных участков. Кроме имеющихся материалов гражданского дела у истца не имеется иных доказательств, обосновывающих заявленные требования, а доводы истца о невозможности их предоставления носят необоснованный характер.

Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 235 ГК РФ принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся: обращение взыскание на имущество по обязательствам, отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу; отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка; выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных; реквизиция; конфискация.

Заявленные истцом требования к данным основаниям не относятся.

Статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) закреплена судебная защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Защита гражданских прав осуществляется перечисленными в статье 12 ГК РФ способами, при этом названная статья также содержит указание на возможность применения иных способов, предусмотренных в законе.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в полном объеме, суд с учетом конкретных обстоятельств дела, исследованных доказательств, руководствуясь нормами Федерального закона от 24.07.2007 г. № 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", Земельного кодекса РФ, Лесного кодекса РФ, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований в полном объеме, поскольку в соответствии со ст. 56 ГПК РФ суду не было представлено доказательств того, что спорный земельный участок входит в состав земель лесного фонда и является кварталом № 41 выдела № 7 Подольского сельского участкового лесничества Чеховского района и принадлежит к землям лесного фонда.

Ответчик П. в письменном заявлении ссылался на пропуск истцом без уважительных причин срока исковой давности на обращение в суд с исковыми требованиями.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Исходя из конституционно-правового смысла рассматриваемых норм, изложенного в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 03 октября 2006 г. № 439-О, от 21 декабря 2006 г. № 576-О, от 20 ноября 2008 г. № 823-О-О, от 28 мая 2009 г. № 595-О-О, 28 мая 2009 г. № 600-О-О, от 25 февраля 2010 г. № 266-О-О) установление сроков исковой давности (т.е. срока для защиты интересов лица, права которого нарушены), а также последствий его пропуска обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

В соответствии с пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.

Согласно пункту 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Применяя исковую давность, суд исходил из того, что оспариваемое истцом Постановление Главы Чеховского муниципального района Московской области «О предоставлении в собственность земельных участков гражданам на территории Чеховского муниципального района из земель поселений» было издано более чем за три года до обращения в суд, оспариваемая истцом сделка – договор купли-продажи спорного земельного участка – была заключена в 2008 году. С настоящим иском Комитет лесного хозяйства Московской области обратился в суд по истечении 3-х лет со дня принятия Постановления и заключения договора купли-продажи земельного участка. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что срок исковой давности по заявленным требованиям о признании Постановления Главы Чеховского муниципального района Московской области «О предоставлении в собственность земельных участков гражданам на территории Чеховского муниципального района из земель поселений» незаконным и признании сделки недействительной, истцом пропущен без уважительных причин, оснований для его восстановления не имеется.

В связи с этим суд посчитал исковые требования, заявленные Комитетом лесного хозяйства Московской области не подлежащими удовлетворению в полном объеме.

На основании вышеизложенного, оценив в совокупности материалы дела, руководствуясь положениями Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Земельным Кодексом Российской Федерации, Лесным кодексом Российской Федерации, ст. ст.10, 218, 223, 302, 304 ГК РФ, ст.ст. 56, 57, 167, 194-198 ГПК РФ, суд в удовлетворении исковых требований Комитета лесного хозяйства Московской области к П., С. о признании Постановления Главы Чеховского муниципального района Московской области незаконным, признании сделки купли-продажи земельного участка недействительной, признании права собственности отсутствующим, признании постановки на кадастровый учет недействительной, снятии с кадастрового учета, признании записи ЕГРП недействительной, истребовании земельного участка из незаконного владения отказал в полном объеме.

Резюмируя изложенное, хочу сказать, что фактически в описанном деле суд сослался на то обстоятельство, что представленные Комитетом лесного хозяйства Московской области доказательства нахождения спорного земельного участка в составе земель лесного фонда были подготовлены на основании сравнения пространственного размещения внешних границ спорного земельного участка с учётными и планово-картографическими материалами лесоустройства, произведёнными по материалам аэрофотоснимков методом камерального дешифрования без установления границ на местности.

Однако в случае заявления исковых требований физическими лицами об установлении границ земельных участков, смежных с земельными участками, входящими в состав земель лесного фонда, в том случае, если имеется наложение первых на последние, суды успешно отказывают в установлении границ, ссылаясь на вышеупомянутые заключения филиала ФГУП Рослесинфорг» «Мослеспроект», свидетельствующие о безусловном наложении участка границ истцов на земли лесного фонда, хотя указанные доказательства не содержат документов, из которых бы следовало, что границы земельных участков из состава лесного фонда устанавливались на местности.

Юрист правового центра Эгида

Хотите высказаться или у вас есть вопрос по теме этой статьи? Напишите в комментариях!

Записаться на консультацию ››


Читайте также в категории «Земля»

Приватизация земельных участков, на которых расположены линейные объекты
Приватизация земельных участков с линейными объектами

Ст. 39.20 ЗК РФ, заменившая с 01.03.2015 г. ранее действовавшую ст. 36 ЗК РФ, предусматривает исключительное право на приобретение земельных участков в собственность или в аренду для граждан, юридические лица, являющиеся собственниками...

Особенности выдела земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения
Земля сельскохозяйственного назначения

В начале 1990-х годов прошлого столетия в колхозах массово прошла приватизация земель сельскохозяйственного назначения.

Выбор вида разрешенного использования земельного участка
Категории земель

Для начала следует разобраться, что представляет собой вид разрешенного использования земельного участка. Нормативного определения указанного понятия не существует. Однако анализ действующего законодательства позволяет сказать...

«Стоит ли приезжать на консультацию?» и «Каковы шансы на благоприятный исход дела?» — ответы на эти и другие часто задаваемые вопросы.

Агентство недвижимости
«Идеальный агент»

Проведение сделок с недвижимостью, оформление документов
Москва, Королев, Щелковский район

Мы гарантируем

  • Вашу полную конфиденциальность
  • Отсутствие навязывания дополнительных услуг
  • Тщательный учет уникальных обстоятельств вашей ситуации

Ответы на вопросы авторам статей

  • Наталья Анатольевна Наталья Анатольевна Вчера
    Здравствуйте Евгений ! Вы хорошо все расписали и есть заповедники в которых люди через суды добились ...

    Подробнее...

     
  • Евгений Кузнецов Евгений Кузнецов 2 недели назад
    Здравствуйте! Срок давности привлечения к административной ответственности в данной ситуации не ...

    Подробнее...

     
  • Алексей Алексей 2 недели назад
    Добрый день на меня был составлен протокол Ст. 12.8, Ч.1 15.06.2017 дело было направлено в суд, далее ...

    Подробнее...



Способы оплаты
Способы оплаты услуг

Бесплатная консультация юриста по телефонуБесплатные
консультации


  • Консультации
  • Сопровождение
  • Представительство
  • Защита

Контакты

Центр юридических услуг «Эгида»
г. Москва, ул. Трубная, д. 32, стр. 4, оф. 9
Телефон: +7 (495) 748-94-22
Электронная почта: Чтобы увидеть e-mail включите JavaScript
Сайт:
Работаем ежедневно с 08:00 до 23:00

Консультации юристов

Юридическая консультация в Москве Есть вопросы?
Воспользуйтесь устной или письменной юридической консультацией в Москве и Московской области ...